TALK Zone

Татьяна Батышева пилит бюджетные деньги

Бюджетница с Рублевки

В сети появилась публикация о том, как директор Научно-практического центра детской психоневрологии (НПЦ) Татьяна Батышева пилит бюджетные деньги, посадив на зарплату своих родственников и полезных людей. В публикации приведены далеко не все примеры превышения полномочий директором центра и описаны далеко не все способы хищения бюджетных денег.

На беду детей-пациентов НПЦ Батышева еще является и депутатом Мосгордумы. Свои предвыборные кампаний она тоже оплачивает из бюджета НПЦ. Но это полбеды. НПЦ, где и так полно “мертвых душ”, числящихся вместо действительно необходимого медперсонала, оставался еще и без ее присмотра. Три года назад она с соратниками бурно отпраздновала свое переизбрание в Мосгордуму.  Предшествовавшие этому месяцы она была полностью поглощена подготовкой к выборам. В это время в НПЦ случился опасный инцидент. Серьезно пострадала девочка-пациент НПЦ.

Это произошло в августе, ровно за месяц до единого дня голосования, когда  Батышевой было не до пациентов. По вине медиков НПЦ девочка с химическим ожогом загремела в Филатовскую больницу.

Следственный комитет на своем сайте сообщил, что по данному факту ГСУ СУ СКР по Москве организована доследственная проверка. По итогам обещали принять процессуальное решение. Пообещали и забыли. Никакой проверки, никаких решений. Батышевой удалось замять инцидент. Родителям ребенка пообещали несколько бесплатных курсов реабилитации, уговорили не выдвигать обвинений и дать  оправдывающие персонал НПЦ ДП пояснения. Откупились, получается, опять же за счет бюджета медицинскими услугами.

Хотя и наличных денег у директора бюджетного медучреждения хватает. Денег, полученных все оттуда же, из бюджета. Рецепт обогащения за счет государства от Батышевой содержит несколько пунктов.

Это манипуляции с “дорожной картой” Департамента здравоохранения Москвы, рекомендующий средние зарплаты для медучреждений. Батышева соблюдает эти рекомендации-предписания. Средняя зарплата соответствует. Просто нужным (своим) она платит больше, ненужным меньше. Причем многочисленные чиновничьи проверки и инспекции в упор не замечают значительного перекоса в зарплатах персонала, когда одни сотрудники неизменно получают больше других. Возможно, проверяющие умышленно закрывают на эти факты глаза.
Это члены семьи на должностях в центре. Зарплату получают, стаж идет, на работу не ходят.

Это спонсорская помощь, подарки, поступающие в НПЦ ДП, которыми Батышева распоряжается как своими. Например, дарит своим внукам.

Это люди, предоставляющие Батышевой различные услуги вне связи с НПЦ ДП, которые получают здесь зарплату. Например, мастер на все руки помогает Батышевой с мелким ремонтом по дому (а дом у бюджетницы, кстати, на Рублевке). Чтобы не платить ему из своих, та дает ему должность и зарплату в НПЦ ДП. То же с бухгалтером в батышевских НКО. Ведет бухгалтерию в НКО, но зарплату получает в НПЦ ДП. Наконец, целый PR-отдел, несколько сотрудников, паразитирующих на балансе НПЦ ДП. Всю предвыборную кампанию Батышевой эти пиарщики обслуживали за счет городского бюджета, получая зарплату в медучреждении.

Наконец, это использование гос. недвижимости в коммерческих целях. В НПЦ ДП оборудовали телестудию для ООО “Первый медицинский канал”, где Батышева была учредителем.  

Жизнь за государственный счет - это очень прибыльно и заразительно. У Батышевой же - это настоящая мания. Она уже не может остановиться. Гражданский муж Батышевой инвалид 2-й группы. С нарушением законодательства о гражданской госслужбе он получает и причитающиеся ему льготы и выплаты по инвалидности, и теперь еще зарплату помощника депутата.
В столичном здравоохранении трудно найти фигуру, которая больше Батышевой дискредитирует Депздрав и отчасти заммэра Анастасию Ракову. Последняя как куратор депутатского корпуса от мэрии обеспечила заключение нового, пятилетнего контракта с Батышевой, для которой это карт-бланш на дальнейшие превышения полномочий и хищений.
Татьяна Батышева заставила работать бюджетную клинику на семью

Известно, что сфера здравоохранения в России – не то место, где делаются состояния. Но при известном умении можно построить на базе клиники надежный механизм по перекачиванию денег из городского бюджета в семейный. Так, как это сделала директор Научно-практического центра детской психоневрологии Татьяна Батышева.

Впервые о Татьяне Тимофеевне мы услышали в частном разговоре с одним из родителей ребенка, проходившего лечение в центре. Услышанное нас настолько заинтересовало, что мы начали наводить справки в медицинском сообществе. И вот что нам удалось узнать.

НПЦ детской психоневрологии, как сказано на его сайте, единственное в России лечебное учреждение, проводящее комплексное амбулаторное и стационарное восстановительное лечение детей и подростков с патологией нервной системы и опорно-двигательного аппарата. Сейчас на базе центра формируется единая городская система оказания специализированной медпомощи. Важно упомянуть, что НПЦ ДП – полностью бюджетное учреждение, получающее деньги из бюджета Департамента здравоохранения г. Москвы.

Важно это потому, что в отношении таких учреждений действует рекомендация Минздрава РФ – там не должны работать близкие родственники, если кто-то из них занимает руководящий пост. Это нисколько не помешало сыну Татьяны Батышевой, Юрию Климову, устроиться в центр заместителем директора. Нарушения закона в этом нет, но о соблюдении морально-этических норм можно забыть.

Юрий Андреевич с помощью мамы защитил кандидатскую диссертацию, но фактически никогда не сидел как врач на приеме, рассказывают коллеги. В свое время Татьяна Батышева, пользуясь связями в Минздраве Московской области, пристроила его в Подольскую детскую больницу. В подмосковном Минздраве тогда работала хорошая знакомая Батышевой Ирина Солдатова. Последняя приобрела скандальную известность, когда уже в ранге министра здравоохранения Омской области организовала закупку медицинского оборудования для ковидных больных по завышенной цене. После того, как СКР объявил г-жу Солдатову в международном розыске по обвинению в превышении полномочий, чиновница бежала в Дубай (ОАЭ) где успела обзавестись недвижимостью.

Но все это случилось уже позже. А в те времена, когда Юрий Климов числился в Подольской больнице, Солдатова фактические «крышевала» его. При этом Батышева делала все, чтобы помочь сыну с честью пройти этот этап карьеры. Например, руководитель юридической службы НПЦ ДП Ольга Рощина постоянно ездила в Подольск, где помогала Юрию Климову вести дела клиники. Консультации сыну руководителя оказывали и экономисты и врачи центра. Но продолжалось это недолго. Как только знакомая Татьяны Тимофеевны ушла с поста замминистра областного здравоохранения, мама тут же вернула сына под свое крыло. Как рассказывают знакомые с ситуацией медики, там с него начали «слишком много требовать».

В отличие от НПЦ ДП, подольская больница работает по ОМС – грубо говоря, как потопаешь, так и полопаешь. Юрий же Климов работать в таком режиме не привык. Мама многократно пыталась устроить его в разные места, включая клинику Управделами президента. Но везде по прошествии очень непродолжительного времени с ним расставались. Юрий Андреевич мог позволить себе среди рабочей недели легкий вояж, например, в Питер – дня на три-четыре. Объяснение для коллектива было стандартным – занимается филиалами. Кроме главного здания на Мичуринском проспекте, 74, у центра есть несколько отделений по всей Москве – в Алтуфьево, на Красной Пресне, в Новых Черемушках и т.д. Когда зам отсутствует, всегда есть отговорка.




Аналитика

Теги