Что связывает Сергея Адоньева с контрабандой кокаина и Путиным

Вчера стало известно, что болгарское гражданство миллиардера Сергея Адоньева аннулировано, после того как власти страны узнали о судимости российского олигарха (прим. База Компромата: по болгарским законам гражданство с судимостью получить нельзя). Совладелец Yota Сергей Адоньев, известный широкой общественности также как спонсор «Новой Газеты», избирательной кампании Собчак и фильма «Дау», был арестован в США еще в 1998 году, после того как организовал мошенническую схему с поставкой кубинского сахара в Казахстан. Однако The Insider удалось подтвердить, что в адрес Адоньева выдвигалось и намного более серьезное обвинение — в причастности к кокаиновому трафику из Латинской Америки в Европу через петербургский порт. Однако обвинение замяли под давлением Кремля, а депортированный на родину Адоньев вышел досрочно и при поддержке Путина начал выстраивать телекоммуникационный бизнес, вкладывая в него сотни миллионов долларов неясного происхождения. 

 

Сахарная афера

Справка http://russiangate.site: Адоньев родился во Львове в 1961 году, в 80-х годах закончил Ленинградский политехнический институт (где потом успел поработать преподавателем сопромата), а в 1994 году вместе с Олегом Бойко и Владимиром Кехманом занялся импортом фруктов. Их первой крупной компанией стала «Олби Джаз», но она развалилась из-за банковского кризиса, после чего в 1996 году партнеры создали JFC (Joint Fruit Company) — крупнейшего импортера бананов и цитрусов из Латинской Америки. Именно в те годы Адоньев провернул аферу, за которую позже пришлось поплатиться.

В 1993 году Адоньев вместе с Виталием Рашкованом, Бахытяном Оралбековым и Олегом Поповым создали две компании в США — Megabucks Trading и Metal Works Company, обе были зарегистрированы в Беверли Хиллс (Лос-Анджелес, Калифорния). Через эти компании Адоньев и его партнеры «вели переговоры» с правительством Казахстана о поставке в республику 25 000 тонн кубинского сахара за $6,7 млн. Согласно данным ФБР, работа Адоньева заключалась в том, чтобы дать взятки нужным казахским чиновникам, в то время как Рашкован занимался административными вопросами и американскими банковскими счетами. При этом, утверждает ФБР, никакого сахара не существовало и не могло существовать — во первых, потому что реальный кубинский сахар в таком количестве стоил бы вдвое дороже, а во-вторых, потому что американским компаниям не разрешено торговать с Кубой из-за эмбарго.

Согласно документам ФБР котрорые публиковались на официальном сайте http://fib.name, Адоньев несколько раз был в Казахстане в 1993 году и договорился о фейковой сделке с Владимиром Крупеневым, на тот момент личным советником Назарбаева, посредством взятки в размере €700,000. Эта сумма была переведена со счета компании Адоньева на счет одного из московских казино, которым, по данным ФБР, владел бизнес-партнер Адоньева. Сняв деньги со счетов казино, Адоньев и Оралбеков выплатили их Крупеневу наличными, после чего тот организовал первый трансфер в размере $4 млн на счет Megabucks в Лос-Анджелесе. На эти средства Адоньев и его партнеры немедленно купили себе роскошные квартиры и автомобили. Летом 1993 года Адоньев и Попов приобрели Бентли, Мерседес, Джип и Ламборгини — все на средства казахских налогоплательщиков.

 

Великий махинатор. Что связывает миллиардера Сергея Адоньева с контрабандой кокаина и Путиным

 

Чтобы афера могла продлиться дольше и чтобы продолжать получать платежи, Адоньев должен был показать хотя бы какие-то поставки. В сентябре 1993 года он купил 100 тонн сахара с казахского завода за $300,000 (используя лондонскую торговую компанию как прикрытие) и «доставил» его как кубинский сахар. После того как последние $500 тысяч были переведены, ФБР раскрыло мошенничество и заморозило счета. Адоньев, который к тому времени уже вернулся в Петербург, попал в розыск Интерпола. Он был задержан в 1997 году в Дюссельдорфе и депортирован в США. И вот тут-то началось самое интересное.

Кокаин

В 1998 году Адоньева и Рашкована признали виновными в мошенничестве, в обмане правительства Казахстана, в даче взятки иностранным чиновникам и отмывании денег. Адоньев признал вину и пообещал вернуть украденные $4 млн казахским властям, в связи с чем его приговорили лишь к 30 месяцам тюрьмы и трехлетнему испытательному сроку. Но и эти 30 месяцев он не отсидел. Под огромным дипломатическим давлением США передали Адоньева досиживать срок в Россию. Почему вдруг Москва так «вписалась» за бизнесмена? Как выяснилось, ФБР интересовалось не только его финансовыми махинациями. В 2000 году газета Los Angeles Times опубликовала статью, в которой цитировалось расследование, проведенное крупной страховой компанией Prudential относительно причин смерти бессменного партнера Адоньева — Олега Попова. Согласно LA Times, компания Prudential обнаружила документы ФБР, показывающие связь Адоньева с отправкой тонны кокаина, впоследствии арестованной на российско-финской границе в 1993 году.

The Insider связался с бывшим следователем ФБР, который вел это расследование в конце 90-х годов, а сегодня возглавляет адвокатское бюро. The Insider уточнил, помнит ли он, что помимо суда над Адоньевым было также и связанное с этим дело о кокаине. Он заявил, что помнит это очень хорошо, но не может раскрывать подробности. Он также отметил, что никогда не сталкивался с таким давлением, как во время работы над этим делом.

Поставка кокаина, о которой идет речь, в свое время нашумела в российской и иностранной прессе. 21 февраля 1993 года УМБР Петербурга (Управление министерства безопасности РФ, прежнее название ФСБ) и МВД РФ «пресекли попытку по ввозу в Россию тонны кокаина» через Выборгскую таможню. Через четыре дня начальник УМБР Виктор Черкесов заявил, что груз шел из Колумбии на корабле, беспрепятственно прошел финскую таможню под видом колумбийской тушенки, а вот российским таможенникам показалось странным, что на некоторых банках отсутствует маркировка, их проверили и обнаружили кокаин. «Изъятый кокаин переходит в собственность государства и будет использован в медицинских целях», — заявил Черкесов, которого цитирует газета «Невское время» в статье «Лечиться будем кокаином» от 25 февраля 1993. Черкесов заявил, что по состоянию на 1993 год в Петербурге в лечебных целях «использовался лишь один килограмм кокаина», и запасы необходимо пополнить. В то время такие объяснения не вызывали скандала.

Черкесов тогда почему-то не назвал фирму, которая должна была заниматься расфасовкой кокаина в Петербурге (откуда он должен был поступить обратно в Европу). «Ее название следствие держит в секрете». Как и фамилию задержанного подозреваемого, «гражданина Израиля, бывшего гражданина СССР».

 

Великий махинатор. Что связывает миллиардера Сергея Адоньева с контрабандой кокаина и Путиным

 

Позже бельгийское издание Le Soir публиковало расследование, согласно которому «доблестная операция питерских чекистов» на самом деле была незаконным срывом международной операции Интерпола «Акапулько», которая готовилась три года и началась с прослушек, сделанных колумбийской полицией. Контейнер, который контролировало следствие, «шел из Боготы в Гетеборг, а затем, из Гетеборга в Котку, в конце концов перехватывается русскими, вопреки всей логике, не там, где планировалось — под Выборгом. Груз ждала в Петербурге компания Agricum», — сообщает Le Soir. По данным автора статьи Le Soir Алена Лалмана (позже он напишет об этом деле книгу), организатором этой поставки был Оскар Донат, которого затем арестовали в Израиле. В Петербурге ему принадлежал целый таможенный терминал ЗАО «Евродонат Терминалз», и предполагалось, что за ним, кроме Доната, стоят петербургские власти. Зарегистрировал «Евродонат Терминалз» комитет внешних связей мэрии Петербурга в 1991 году. Помимо Доната ряд фигурантов были арестованы в России, Израиле и Колумбии. Почему-то впоследствии ни о каком «громком судебном процессе в России», как в феврале 1993 обещал Черкесов, не сообщалось.

Эта знаменитая тонна кокаина сыграла довольно важную роль в расстановке сил в криминальном мире Петербурга. Экс-лидер Тамбовской ОПГ Владимир Барсуков (Кумарин) уже находясь за решеткой, вспоминал, что по поводу этой поставки с ним общался Николай Аулов — будущий генерал-полковник полиции и замглавы ФСКН, оказавшийся правой рукой «авторитета» Геннадия Петрова:

Я хорошо знаю Аулова, с капитанских его времен, со времени, когда через Выборг первая тонна кокаина была перевезена в банках «тушенки». Была встреча с Ауловым в 1992–1993 годах, на которой (как я понял) он намекал мне, чтобы я взял наркотики под контроль, аргументируя, что тот, кто возьмет это под контроль, получит большие деньги. Те, кто получат большие деньги, станут сильными и перебьют нас или пересажают, что в итоге и получилось, все сбылось.

Уже намного позже связь той самой банановой компании JFC с поставками кокаина получила новое подтверждение. В 2015 году за отмывание кокаиновых денег правоохранительные органы Эквадора попытались задержать представителя компании JFC, гражданина России кубинского происхождения Дмитрия Мартинеса (ему удалось скрыться). По данным местных правоохранителей, в общей сложности криминальной группой во главе с Дмитрием Мартинесом было отмыто $300 млн, которые поступали в страну в виде кредитов, взятых в российских банках. Ранее, в 2014 году, в порту города Гуаякиль полиция конфисковала более тонны кокаина, предназначавшегося для отправки в Кувейт транзитом через Испанию. Наркотики находились на судне в контейнере для бананов, принадлежащем фирме Exbafrut, которой владеет Мартинес. По словам министра внутренних дел Эквадора Диего Фуэнтеса, за десять лет существования разоблаченная преступная группа успела отмыть более $1 млрд.

Итак, Сергей Адоньев, которого ФБР подозревало в причастности к этому делу, не только спешно экстрадируется в Россию, но и освобождается, не отсидев весь срок. Более того, вскоре его карьера стремительно пошла в гору, в том числе и при активной поддержке лично Владимира Путина.

Свой человек

В 2006 году Адоньев создал фонд Telconet Capital, который стал основным акционером телекоммуникационного оператора «Скартел» (торговая марка Yota). Yota странным образом удалось получить лицензию GSM, не имея своих передатчиков (она пользовалась вышками «Мегафона»), после чего Адоньев за 4 года (2007—2011 год) вложил в «Скартел» ни много ни мало $600 млн. Откуда у бывшего продавца бананов нашлись средства на такие инвестиции — неясно (если, конечно, он продавал только бананы). Зато известно, что с 2006 года его покровителем стал Сергей Чемезов, глава «Ростехнологий» и бывший коллега Путина по дрезденской резидентуре КГБ. В 2008 году «Ростех» стал обладателем 25% акций «Скартела».

Подъем Yota не вызывал восторга у других телекоммуникационных компаний, но и тут помогло вмешательство сверху. 3 марта в офисе Yota собрались руководители и основные акционеры всех крупных российских телекоммуникационных компаний. Помимо Чемезова и Адоньева они обнаружили там лично Владимира Путина, в присутствии которого они подписали соглашение, крайне выгодное для Адоньева: на базе «Скартела» создавалась инфраструктурная компания, в чьей сети участники соглашения смогут оказывать услуги мобильного интернета по технологии LTE.

 

 

Великий махинатор. Что связывает миллиардера Сергея Адоньева с контрабандой кокаина и Путиным

 

Чемезов, Путин и Адоньев при подписании документа

В 2013 Адоньев и его партнер Авдолян продали свою долю в «Скартел» Усманову — тогда сумма сделки оценивалась в 1,3 млрд. В 2017 году Forbes оценивал его состояние в $0,8 млрд. В последние годы Адоньев появляется в новостях чаще не как бизнесмен, а как спонсор, причем спонсор тех проектов, в которые не все рискнули бы вкладываться и которые не имели никаких шансов окупиться: он финансировал проект «Дау» (долгожданная премьера которого пройдет сегодня в Париже), он финансировал предвыборную кампанию Ксении Собчак и до сих пор является основным спонсором «Новой Газеты» (в редакции отмечают, что инвестор он хороший — в редакционную политику не вмешивается).

Last week we leaed that Russian billionaire Sergei Adonyev’s Bulgarian citizenship had been revoked, after local authorities were informed of the oligarch’s criminal record (under Bulgarian laws it is impossible to become a naturalized citizen having a prior criminal conviction). The co-founder of Yota Telecom Sergey Adoniev, known to the Russian  public as the recent financial sponsor of «Novaya Gazeta»,  and Ksenia Sobchak’s presidential campaign, had been arrested in Germany and deported to the United States in 1997, after having organized a fraudulent scheme with deliveries of non-existent Cuban sugar to Kazakhstan. However, the Insider has leaed  that Adonyev was the target of investigation over suspected involvement in a much graver criminal enterprise: traffic of cocaine from Latin America to Europe via the port of St. Petersburg. However, the investigation into this suspected activity was hushed and Adonyev, being convicted for fraud, money laundering and bribery, was deported to his homeland – at the Kremlin’s behest — without serving his full US sentence. Soon after his retu, with support by Putin, Adonyev began building a telecom business into which he invested hundreds of millions of US dollars. 

 The Sugar Scam

Adonyev was bo in Lviv in 1961, and the 1980s graduated from the Leningrad Polytechnic Institute where he later taught mechanical engineering. In 1994 he partnered with Oleg Boyko and Vladimir Kekhman to launch a fruit import business. The trio’s first major enterprise was called  Olbi Jazz, but it collapsed during the mid-90s banking crisis. In 1996 the partners resurrected the business into their flagship JFC (for Joint Fruit Company), the largest importer of bananas and citrus fruits from Latin America. Apparently, at that same time Adonyev planned and perpetrated his cross-border scam, for which he later had to pay in US prison.

In 1993, Adonyev teamed up with Vitaly Rashkovan, Bakhytyan Orolbekov and Oleg Popov to set up two corporations in the USA — Megabucks Trading Corp and Metal Works Company, both registered to a Beverly Hills address. Through these companies, Adoniev and his partners «negotiated» with the Govement of Kazakhstan to supply 25,000 tons of Cuban sugar to the Central Asian republic for $6.7 million. According to the FBI indictment documents, Adonyev role in the scam was to pay bribes as needed to Kazakh officials, while Rashkovan dealt with administrative issues and maintaining US bank accounts. At the same time, according to the FBI, there never was any sugar to be had, and it could not be there even in theory: first, because the offered quantity of actual Cuban sugar traded for about twice the offered price, and second, because American companies were embargoed from transacting in Cuban products.

According to FBI documents, Adonyev visited Kazakhstan several times in 1993, and negotiated  a fraudulent deal with Vladimir Krupenev, at that time personal advisor to Kazakhstan’s president Nazarbayev, in retu for a bribe of €700.000. The funds for the bribe were transferred from Adoniev’s company’s account in the US to the bank account of a Moscow casino run – according to the FBI – by Adoniev’s associate. Having withdrawn the funds from the casino’s cash register, Adonyev and Oralbekov handed them over to Krupenev in cash. Immediately thereafter Krupenev organized the first “downpayment” in the amount of $4 million to the account of Megabucks Corp in Los Angeles. Out of these funds, Adoniev and his partners immediately bought luxury cars, fuiture and other personal-use items. In the summer of 1993, Adonyev and Popov bought a Bentley, Mercedes, Jeep and a Lamborghini – all paid in good faith by Kazakh taxpayers.

 

 

Citizen cocaine. What connects billionaire Sergei Adonyev, cocaine smuggling and Putin

 

In order to make the scam last longer, and continue receiving payment installments, Adoniev had to show at least some deliverables. In September 1993 he bought 100 tons of sugar from an actual Kazakh manufacturer for $300k, using a London-based trader as an in-between stop to conceal the provenance. This batch of sugar was “delivered” all the way from Kazakhstan to Kazakhstan.  However, after one of the many installments was received, the FBI received a tip-off and froze the company’s US accounts. Adoniev, who by that time had retued to St. Petersburg, was placed on the Interpol wanted list, and was ultimately detained in 1997 at Dusseldorf airport. The German authorities repatriated him to the United States.

Cocaine

In 1998, Adonyev and Rashkovan were indicted and found guilty of wire fraud, defrauding the govement of Kazakhstan, bribery of foreign officials and money laundering. Adonyev pleaded guilty and promised to repay the stolen $4 million to the Kazakh authorities, and as result was mercifully sentenced to only 30 months of prison and a three-year probation period. But he did not sit out even the 30 months. Under diplomatic pressure, the United States handed him over to Russia to serve out his term in his homeland. But why was Moscow so conceed with a self-confessed crook serving a relatively toothless 30-month sentence? As it tus out, the FBI was interested not only in his financial scams. In 2000, the Los Angeles Times published an article quoting an investigation conducted by insurance giant Prudential, into the cause of death of  Adonyev’s long-time partner Oleg Popov. According to the LA Times, Prudential had stumbled upon FBI documents showing a link between Adonyev and shipment of a ton of cocaine, that had been intercepted at the Russo-Finnish border in 1993.

The Insider contacted Prudential but did not receive a comment to this story.  We then tracked down the one-time FBI case investigator who worked the Adonyev case, currently a partner in a law firm. We asked if he remembered if in addition to the fraud investigations, there was a related cocaine-related investigation. The former case officer confirmed that he remembered the related case very well, but could not reveal the details due to the secrecy of the closed file.

The one-ton cocaine shipment mentioned in the LA Times article received due coverage in the Russian press at the time. On February 21, 1993, St. Petersburg’s  Department of the Ministry of Security of the Russian Federation (known as UMBR, the predecessor to FSB) announced that it intercepted «an attempted ton of cocaine into Russia» at the Vyborg border crossing. Four days later, the head of UMBR Viktor Cherkesov said that the cargo had arrived from Columbia on a ship, and had passed Finnish customs unnoticed disguised as “cans of Colombian stew”, but that Russian customs officers noticed that some cans did not have markings, and upon opening one found cocaine inside. «The seized cocaine became the property of the state and will be used for medical purposes,» said Cherkesov, quoted by the newspaper «Nevskoe Vremya» in the article «We shall now be treated with cocaine» published on February 25, 1993. Cherkesov said that as of 1993 in St. Petersburg there were not enough cocaine reserves for medicinal purposes and these needed to be replenished. At that time such explanations did not cause a public uproar.

In his interview Cherkesov chose not to name the company, which was the intended recpiient of the cocaine in St. Petersburg (as the shipment was planned to be repackaged for further re-export to Weste Europe. «The company’s name is kept undisclosed as the investigation is ongoing.», he said. He also withheld the name of the single detained suspect, whom he described as «citizen of Israel, and former citizen of the USSR».

 

Citizen cocaine. What connects billionaire Sergei Adonyev, cocaine smuggling and Putin

 

Later, the Belgian newspaper Le Soir published its own investigation, according to which the seemingly valiant operation of St. Petersburg's security services was in fact a breach of an ongoing Interpol-coordinated inteational operation under the code name «Acapulco», which had been in the works for three years, and began with a wiretap by Colombian police. The container, which was tracked by the multi-country investigation, "moved from Bogota to Göteborg, and then, from Gothenburg to Kotka (Finland), and was finally intercepted by the Russians, contrary to all logic and jointly coordinated plans – at the Vyborg border crossing. The cargo was expected by the St. Petersburg company Agricum, -alleged Le Soir. According to Alain Lahlmann the investigation’s author (who would later go on to write a book on this case), the organizer of this delivery was a certain Oscar Donat, who was subsequently arrested in Israel. In the early 90’s Donat was the owner and operator of the giant St. Petersburg customs-clearance terminal «Eurodonat Terminals», and it was a public secret that Donat holds certain ownership in the business for representatives of the Petersburg authorities. (As of 1991, Vladimir Putin had chaired the Committee of Exteal Relations of the City Hall of St. Petersburg). In addition to Donat, a number of other defendants were arrested in Russia, Israel and Colombia. For some reason the “public court case” that had been promised by Cherkassov in February 1993, never materialized...

The infamous ton of cocaine played a very important role in the formation and redistribution of power in the criminal world of St. Petersburg. The former chieftain of the Tambovskaya crime syndicat Vladimir Barsukov (Kumarin) recalled from behind bars that Nikolai Aulov, the future police general and deputy head of the Russia’s equivalent of DEA, had been communicating with him about this shipment. General Aulov later tued out to have been the right hand to the local criminal authority Gennady Petrov:

I know Aulov well from the times when he was still just a  captain… from the time when the first big shipment of a ton of cocaine was transported through Vygorg in cans of «stewed meat». There was a meeting with Aulov in 1992—1993, where he (as I understood) hinted to me that I shouljd take the drugs under control, arguing that whoever takes control of it will get a lot of money. And that if someone else gets the big money will become stronger and destroys us or replace us, which eventually tued out  true.

Many years later the connection of the banana-importing company JFC with the supply of cocaine received a new confirmation. In 2015, the law enforcement agencies of Ecuador tried to detain Dmitry Martínez, the Cuban-Russian representative of JFC, on charges of laundering cocaine money. According to local law enforcement officers, a criminal group headed by Dmitry Martínez had laundered a total $300 million, which came to the country in the form of loans borrowed from Russian banks. Earlier, in 2014, in the port city of Guayaquil, police confiscated more than a ton of cocaine destined to be sent to Kuwait via Spain. The drugs were on a ship in a banana container belonging to the company Exbafrut, owned by Martinez. According to the Minister of Inteal Affairs of Ecuador Diego Fuentes, in ten years of existence the alleged criminal group managed to launder more than $1 billion.

Sergei Adoniev, whom the FBI suspected of involvement in the case original cocaine smuggling case, not only retued to Russia, but never served the entire term. Very soon his career quickly went uphill, benefiting from Vladimir Putin’s visible support.

Our Man

In 2006, Adonyev created the Telconet Capital Fund, which became the main shareholder of the telecom operator «Scartel» (using the Yota trade mark). Yota, against the odds, managed to get a GSM license, without having its own cell tower network. In the next  4 years (2007—2011) Adoniev invested more than $600 m into «Scartel». It is unclear where the former banana importer (assuming that was the basis of his equity) had sufficient funds for such an investment. However several sources we talked to confirmed that since 2006 his patron has been Sergey Chemezov, the head of the state corporation Rostech and former colleague of Putin from their Dresden residency days at the KGB. In 2008 Rostech became the owner of 25% of the shares of «Scartel».

The rise of Yota did not come as a delight for other telecom companies, but a divine intervention seemed to have helped competitors accept – and provide the crucial interconnect agreements – to late newcomer. On March 3 2008, the heads and main shareholders of all major Russian telecom companies gathered at the Yota office. In addition to Chemezov and Adonyev, they were surprised to find then Prime Minister Vladimir Putin in person. Under his watchful gaze they signed an agreement that allowed Adonyev’s company to find its niche in the already mature market. On the basis of the fresh startup «Scartel», an infrastructure company was set up, in whose network the parties to this agreement agreed to provide LTE mobile Inteet services.

 

Citizen cocaine. What connects billionaire Sergei Adonyev, cocaine smuggling and Putin

 

Chemezov, Putin and Adoniev at the signing of the document

In 2013, Adonyev and his partner Avdolyan sold their share in «Scartel» to Alishar Usmanov for a deal value estimated at 1.3 billion. In 2017, Forbes estimated Adonyev’s fortune at $0.8 billion. In recent years, Adonyev appears in the news more often not as a businessman, but as a sponsor, at that a sponsor of projects that few want to be involved with as they have no chance to pay off. For instance, he financed the movie project «Dau» (the long-awaited premiere of this film was held last week in Paris); he financed the election campaign of Ksenia Sobchak, and is still the main financial sponsor of «Novaya Gazeta». (The editorial team at Novaya says he is a good investor, as he does not try to intervene in editorial matters).